Обращение группы «СОВЕСТЬ» к организации
«МЕЖДУНАРОДНАЯ АМНИСТИЯ»
с требованием признать Михаила Ходорковского политзаключенным
26.06.2006

 

Генеральному секретарю организации «Международная Амнистия» Айрин Хан
Членам Исполнительного комитета организации «Международная Амнистия»
Представителям организации «Международная Амнистия» в России

Уважаемые дамы и господа!

В дни, когда мы пишем вам это письмо, организация МА отмечает своё сорокапятилетие. За без малого полвека своего существования МА сумела эффективно осуществить миссию, которую она сама же себе определила – защиты свободы слова и мнения, защиты политзаключенных и узников совести. Став мощной и влиятельной организацией, МА решила включить в сферу своей деятельности борьбу за соблюдение всех основных прав человека. Тем не менее, защита политзаключенных не должна отходить на второй план. Ведь правозащитных, гуманитарных и благотворительных организаций в мире немало, но для политзаключенных МА остается главной надеждой и опорой.

Начатая в 2002 году кампания МА в РФ гласила: «справедливость для всех». С этим лозунгом можно только согласиться. Однако события последних трех лет показали, что эта цель отнюдь не достигнута, и что в РФ, по сути, существует особая категория граждан, для которых применяется особое, исключительное правосудие. Под эту категорию подпадают сотрудники, руководители и акционеры (уже бывшие) опальной нефтяной компании «ЮКОС». Причина преследования этих людей – политическая. После ознакомления с обстоятельствами т.н. дела ЮКОСа в этом не сомневается никто – ни западные обозреватели, ни докладчики ПАСЕ, ни бывшие советские политзаключенные, которые прекрасно помнят, как на инакомыслящих в СССР заводили уголовные дела, в том числе – с экономической составляющей. В этом почему-то сомневается одна лишь МА, которая упорно, вопреки всем ее собственным стандартам и определениям (см. приложение №1), отказывается признать Михаила Ходорковского политзаключенным.

О политической подоплеке «дела ЮКОСа» мы вам уже писали. Последние события всего лишь отчетливее выразили политический и заказной характер преследований, которым подвергаются экс-глава ЮКОСа и его коллеги.
Процесс над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым закончился. Оба приговорены к восьми годам заключения. Несмотря на то, что адвокатам дали возможность свободно выступать в суде, вердикт оного почти дословно повторяет текст обвинительного заключения, включая опечатки (см. приложение №2). Это означает, что подсудимые фактически лишились права на защиту, функция которой оказалась чисто декоративной.
Более того, вынесение такого вердикта стало возможным только благодаря тому, что к подсудимым применили законы, которые не существовали в то время, когда подсудимые осуществляли коммерческую деятельность, которую сейчас считают криминальной (см. приложение №3). Это противоречит как международной практике правосудия, так и российскому законодательству. Таким образом Михаил Ходорковский и Платон Лебедев осуждены за несуществующие преступления! Очень важно осознать, что для того, чтобы руководителей компании и других её сотрудников «подвести под статью» и тем самым выполнить политический заказ, самим судьям пришлось нарушить закон.

Процедура рассмотрения кассационной жалобы была проделана с немыслимой скоростью (450 томов дела Ходорковского, 6500 протоколов заседаний Мещанского суда и 700 страниц кассационных жалоб были прочитаны и рассмотрены в Мосгорсуде за один световой день), единственной целью этих титанических усилий было лишение Михаила Ходорковского возможности баллотироваться в Мосгордуму. Это не дало бы ему неприкосновенности, но предоставило бы политическую трибуну, чего, видимо, больше всего и опасались.

Этапирование Ходорковского и Лебедева в крайне отдаленные от Москвы колонии противоречит российскому УК, гласящему, что заключенные должны отбывать наказание в том субъекте Федерации, в котором они либо были осуждены, либо постоянно проживают (см. приложение №4). Оба постоянно проживают в Москве, там же были осуждены, но, тем не менее, Лебедева отправили за Полярный круг, а Ходорковского - за 6000 километров от дома. Нельзя забывать, что при этом еще нарушаются права семей и наказываются ни в чем неповинные дети и пожилые родители осужденных.
Единственная цель выбора столь отдаленных мест заключения – не исполнение назначенного наказания, а создание вокруг бывших руководителей Юкоса полной информационной блокады, которая позволяет оказывать давление на них без какого-либо контроля со стороны общественности. Именно это и происходит – Михаила Ходорковского то и дело сажают в карцер за выдуманные «проступки», против него постоянно устраиваются провокации, вплоть до физической агрессии (см. приложение №5).
И в довершение всего была ликвидирована основанная Михаилом Ходорковским НКО «Открытая Россия», сферой деятельности которой были образование, защита свободы прессы и защита прав человека.

Уважаемые дамы и господа, ведь из вашей многолетней практики вам прекрасно известно, что с действительно экономическими преступлениями так не борются. Нигде не восстанавливают законность путем многочисленных нарушений закона, не говоря уже о его избирательном применении. Беспрецедентное и жестокое давление, которому продолжает подвергаться Михаил Ходорковский даже после вынесения приговора, в лагере, наглядно показывает, что речь идет не о том, чтобы справедливо наказать преступника, а о том, чтобы любым способом сломить личность человека, в котором власть продолжает видеть сильного оппонента.

В условиях практически полного контроля над СМИ и постепенного закрытия общественных организаций, ответственность за соблюдение прав российских политзаключенных переходит к международной общественности. Забыть о них, отвернуться, означает приговорить их к дальнейшим пыткам, может быть - к гибели.
Мы уверены, что немалой части этих незаслуженных страданий можно было бы избежать, если бы международная общественность вместо того, чтобы стыдливо закрывать глаза на происходящее, решилась назвать вещи своими именами, а именно – политическим преследованием.
Мы уверены, что жестокости и несправедливость будут продолжаться и дальше, если международная общественность во главе с МА не займет четкую и принципиальную позицию по этому делу. Это, в конце концов, ее непосредственный долг.

Поэтому мы настоятельно просим вас
- безоговорочно признать МБХ политзаключенным;
- организовать срочную акцию с целью потребовать немедленного перевода МБХ и ПЛЛ в Московскую область согласно действующему российскому УК, так как их пребывание в столь отдаленных местах лишения свободы несет настоящую угрозу их жизни;
- потребовать пересмотра дела в ходе беспристрастного суда и освобождения из под стражи на время судебного разбирательства;
- потребовать новых, беспристрастных и непредвзятых судебных разбирательств по всем уголовным делам, открытым в рамках и в связи с "делом ЮКОСа".

С надеждой на понимание,

Группа СОВЕСТЬ

26.02.2006

 

 

Приложения

 

Приложение №1 - Определение политического заключенного. Критерии.

1. Политический заключенный – определение Международной Амнистии.

В терминологии МА политическим заключенным называется любой заключенный, в деле которого присутствует весомый политический элемент. Таковым могут быть мотивация действий заключенного, сами действия либо причины, побудившие властей отправить его за решетку.1

О том, что в деле Михаила Ходорковского «присутствует весомый политический элемент» написано в заявлениях самой Международной Амнистии. Первая фраза «Открытого заявления по делу Михаила Ходорковского и других лиц, связанных с «ЮКОСом» гласит: Международная Амнистия» придерживается мнения, что арест и уголовное преследование бывшего главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского и других лиц, связанных с ЮКОСом, имеет значительный политический контекст.2
Нам кажется логичным что, сказав «а», Международная Амнистия должна сказать «б» и недвумысленно признать Михаила Ходорковского политзаключенным.

2. Узник совести – определение Международной Амнистии.

Узник совести – это человек, физическая свобода которого ограничена тюремным заключением либо иным способом из-за его политических, религиозных или иных убеждений, а также этнического происхождения, пола, расы, языка, национального или социального происхождения, имущественного статуса, родственных отношений, сексуальной ориентации и других характеристик личности. При этом узниками совести не считаются люди, прибегающие к насилию или пропагандирующие насилие и вражду. […]
Люди могут стать узниками совести по разным причинам, например: […]
— в результате обвинения в преступлении, которое используется как предлог для расправы с критиками властных структур;
3

В случае Михаила Ходорковского, таким предлогом стало обвинение в неуплате налогов. Суть некоторых этих обвинений будет более подробно расмотрена в приложении №3, но на этом этапе просто подчеркнем их очевидную абсурдность: по версии российской налоговой службы, налоги, которые предприятие должно было заплатить в 2002м году превышали его доходы (не прибыль а именно доходы).4

3. Объективные критерии, выработанные независимыми экспертами Совета Европы в отношении дел “политических заключенных”

Лицо, лишенное свободы, подпадает под понятие “политический заключенный”, если:
— лишение свободы было применено в нарушение одного из основных прав, гарантированных Европейской Конвенцией по Правам Человека (ЕКПЧ) и Протоколами к ней, в частности, свободы слова, совести и религии, свободы выражения и информации, а также свободы собраний и ассоциаций;
— лишение свободы было применено по явно политическим причинам без связи с каким-либо правонарушением;
— по политическим мотивам длительность заключения и его условия являются явно несоразмерными по отношению к правонарушению, в котором лицо было признано виновным или подозревается;
— лицо лишено свободы по политическим мотивам на дискриминационной основе по сравнению с другими лицами;
— лишение свободы является результатом разбирательства с явными нарушениями процессуальных гарантий, что связано с политическими мотивами властей.
5

Последние два пункта совершенно точно описывают ситуацию, в которой оказался Михаил Ходорковский.
— Несмотря на то, что абсолютно идентичные схемы оптимизации налогов использовали большинство крупных и средних российских компаний, в том числе и государственные, один только «нелояльный власти» предприниматель Михаил Ходорковский был арестован и осужден.
— Только обратное применение закона позволило трактовать использование этих схем как преступление (Подробности в приложении №3).

 

Приложение №2 – О том как игнорировались самые бесспорные аргументы защиты

Доказательств этого печального факта много, приведём лишь одно, самое наглядное.

На странице 478 официального текста обвинительного заключения по делу Лебедева, написано следующее (с грамматической ошибкой):

То, что финансовые потоки данных предприятий контролировалось и регулировалось Лебедевым П.Л., подтверждается письмом ЗАО "ЮКОС РМ" исх.514-552-34 от 11.08.2000г. за его подписью, обращенное на имя генеральных директоров предприятий нефтепродуктообеспечения, следующего содержания: "Прошу проконтролировать факт перечисления денежных средств. Участник-2 их не получил. Прошу срочно направить в Доверительный и инвестиционный банк г.Москва платежные поручения на перечисление доли прибыли в соответствии с Приложениями».6

Речь идет о ключевом документе, призванном доказать причастность Платона Лебедева к инкриминируемым действиям, и заодно, наличие «организованной преступной группы» под руководством М. Ходорковского.

Однако в ходе судебных разбирательств 15 ноября 2004го года этот самый документ был продемонстрирован судьям и всем присутствующим. На нем отсутствует какая-либо подпись, более того, имя Платона Лебедева ни разу не упоминается.

Уже само по себе возмутительно, что прокуроры в обвинительном заключении подделывали описание тех «доказательств», которыми они разполагали. Поэтому в тот же день в суде адвокат Лебедева Константин Риквин сделал торжественное «заявление о фальсификации материалов уголовного дела»7 .

Но это еще не всё. Несмотря на то, что судьи этот документ своими глазами видели, несмотря на то, что им пришлось согласиться с очевидным, несмотря на то, что заявление адвоката прозвучало публично, было приобщено к делу и перепечатано в прессе, письмо «за подписью Лебедева» снова присутствует в официальном тексте приговора на странице 505 в качестве основного доказательства (и грамматическая ошибка тоже тут как тут):

[…]финансовые потоки данных предприятий контролировалось и регулировалось Лебедевым П.Л., что также подтверждается:
- письмом ЗАО «ЮКОС РМ» исх.514-552-34 от 11.08.2000г. за подписью Лебедева П.Л. на имя генеральных директоров предприятий с просьбой проконтролировать факт перечисления денежных средств и направить в «Доверительный и инвестиционный банк» г.Москва платежные поручения на перечисление доли прибыли в соответствии с приложениями (т.79 л.д.124 уголовное дело № 1-33/05; т. 79 л.д. 124 уголовное дело № 1-39/05);
8

Таким же образом в суде полностью игнорировались многие другие ключевые и бесспорные вещественные доказательства. Например, документы, подтверждающие, что векселя, которыми компания ЮКОС платила местные налоги, были действительно погашены. В приговоре эти суммы продолжают фигурировать как недоимки и почему-то вменены Ходорковскому и Лебедеву лично. Совершенно очевидно, что ни в одном «нормальном» суде не принято так обращаться с вещественными доказательствами. В крайнем случае, такая невероятная «рассеянность» судьей была скорректирована в ходе кассационого разбирательства. Нужно ли уточнять, что этого не произошло?

 

Приложение №3 – Нарушение закона судом

1- Применение закона с обратной силой.

Почти во всех эпизодах дела Ходорковского-Лебедева встречаются случаи, когда суд применил закон с обратной силой.
Налоговый кодекс РФ был принят в 1992-м году, с тех пор он менялся постоянно, и многие законы cтали более жесткими. Но никогда не отменялось право налогоплательщика выбирать самую выгодную для него схему налогооблажения. Ходорковский и Лебедев всегда пользовались только теми возможностями, которые предоставлял на данный момент налоговый кодекс. Обвинение, и вслед за ним суд, определили их действия как незаконные, опираясь на более поздние поправки к законодательству.

Рассмотрим лишь один эпизод:

Ходорковскому фактически предъявлялось обвинение по части 2 статьи 198 в редакции, действовавшей до принятия федерального закона от 8 декабря 2003 года. Уточняющее действующую до 8 декабря 2003 редакцию постановление Пленума Верховного Суда от 04.07.1997 «о некоторых вопросах применения уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» недвумысленно указывает, что под «включением в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах» до принятия нового федерального закона следовало понимать «умышленное указание в декларации любых, не соответствующих действительности сведений о размерах доходов и расходов».
Размеры доходов и расходов, указанные Ходорковским и Лебедевым в их декларациях, строго  соответствовали действительности и обвинение с этим соглашалось. Предметом спора было лишь то, в каком качестве обвиняемые получали эти доходы. А это могло стать поводом для судебного разбирательства только после принятия новой редакции закона, уточняющей, что уголовная ответственность наступает не только за включение в декларацию заведомо искаженных данных о размере доходов и расходов, но и за включение, как в декларацию, так и в иные документы заведомо ложных сведений. То есть — после 8 декабря 2003, через 4 года после самих событий.

Абсолютно аналогичный случай встречается в эпизоде с налоговыми льготами, предоставленными в ЗАТО компании ЮКОС. В этом эпизоде, обвинение и суд применили новую редакцию от 5 апреля 1999го года 5ой статьи закона РФ от 14 июля 1992го года № 3297-1 «О закрытом административно-территориальном образовании» к договорам, заключенных компанией Юкос до принятия этих поправок.

2 - Несоблюдение сроков давности.

По значительной части эпизодов, фигурирующих в деле Ходорковского, истекли сроки давности, что не помешало суду не только рассмотреть эти эпизоды, но и вынести по ним обвинительный приговор.

Генпрокуратура предъявила Ходорковскому и Лебедеву обвинение в уклонении физического лица от уплаты налога и страхового взноса в государственные внебюджетные фонды в особо крупном размере путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах (ч.2 ст. 198 УК РФ).

Срок давности налоговых преступлений усмотренны в ст 198 УК РФ – 6 лет. Тем не менее, на судебном заседании в мае 2005 года рассматривались события 1998 года. Таким образом, независимо от того, совершили ли Ходорковский и Лебедев на самом деле эти деяния, суд был обязан прекратить производство дела по этим эпизодам, в соответствии со ст. 78 УК РФ.9

 

Приложение №4 – Об этапировании заключенных

Этапирование Ходорковского и Лебедева за Байкал и за Полярный круг соответственно является вопиющим нарушением уголовного кодекса РФ.

В Уголовно-Исполнительном Кодексе Российской Федерации, разделе IV («Исполнение наказания в виде лишения свободы») , глава 11, статья 73 написано :

1. Осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

2. При отсутствии по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются в ближайшие исправительные учреждения, расположенные на территории данного субъекта Российской Федерации, либо по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого ближайшего субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

Представители Федеральной Службы Исполнения Наказания аргументировали свое решение тем, что в колониях московской области не было мест. Очевидно, однако, что это не соответствует действительности. Доклад «Численность заключенных и наполнение подразделений уголовно-исполнительной системы России по состоянию на 1 января 2005 года», опубликованный в правозащитном журнале «Индекс/Досье на цензуру»10 свидетельствует об обратном : на 1 января 2005 года Московская Область фигурирует среди регионов с наименьшей наполненностью Исправительных Колоний – 59,1%. Иными словами – в колониях Московской области было более 40% свободных мест.

Несмотря на то, что аргументы ФСИН не выдерживают элементарной проверки, адвокатам Михаила Ходорковского и Платона Лебедева не удаётся добиться перевода их подзащитных в места, предусмотренные законом.

 

Приложение №5 – Преследование Михаила Ходорковского в колонии.

Колония, в которой Михаил Ходорковский отбывает наказание, расположена недалеко от самых крупных в России урановых рудников и отличается повышенным радиационным фоном. Наказания там отбывают только заключенные, осужденные, в отличие от Ходорковского, на короткие сроки.
В колонии Ходорковский вынужден выполнять абсурдную и унизительную работу. Ему отказали в праве заниматься интеллектуальным трудом или преподавать другим заключенным.
Кроме того, Ходорковский в колонии подвергается постоянной и всё усиливающейся травле, и постоянно получает все новые и новые взыскания за вымышленные проступки.

- 21 декабря 2005 года он получил взыскание за то, что оставил сломавшийся рабочий станок и отправился на поиски мастера.

- 24 января 2006 года он получил взыскание и 5 дней ШИЗО за то, что в ходе проведенного обыска сотрудники колонии ФГУ ИК-10 «обнаружили» и изъяли у него два Приказа Министерства юстиции РФ и утвержденные ими Инструкции, касающиеся прав осужденных, содержащихся в исправительных колониях. Особый цинизм этих действий администрации ФГУ ИК-10 заключается в том, что изъятые Приказы Минюста официально поступили Ходорковскому по почте и были вручены ему под роспись сотрудником колонии (цензором) незадолго до проведения обыска.

- 17 марта 2006 он снова был помещен в ШИЗО, на этот раз на 7 дней, за то, что пил чай в месте, неположенном по регламенту, но в котором, тем не менее, все остальные заключенные, как правило, пили чай без каких-либо вредных для себя последствий.

- В ночь с 13 на 14 апреля Ходорковский подвергся нападению во время сна. Напавший на него порезал ему лицо сапожным ножом . Позднее при обыске в вещах нападавшего были также обнаружены обычный нож и лезвие. Все эти предметы запрещены к хранению на территории колонии. Ходорковскому на лице наложили швы, после чего в одиночную камеру посадили не агрессора, а его самого, якобы для обеспечения его безопасности, но против его воли. Он провел в условиях жесткой изоляции целый месяц, до 15 мая, несмотря на проведенную им голодовку протеста.

- 5 июня Ходорковский получил 10 дней ШИЗО из-за того, что администрация колонии посчитала, что в сумке, где находились продукты, принадлежащие Ходорковскому, имеются продукты, полученные с нарушением Правил внутреннего распорядка. На вопрос, какие именно продукты вызвали претензии, Ходорковскому никто не ответил. По словам Михаила Борисовича, в сумке находились обычные, такие же, как у остальных заключенных продукты.

 

__________

1. Справочник МА, стр. 81 (http://www.amnesty.org.ru/pages/handbook-index-rus)

2. Открытое заявление по делу Михаила Ходорковского и других лиц, связанных с ЮКОСом, 11 апреля 2005 г. (http://www.amnesty.org.ru/pages/ruseur460122005)

3. Справочник МА, стр. 107-108 (http://www.amnesty.org.ru/pages/handbook-index-rus)

4. Yukos tax slides, p. 3 (http://www.yukos.com/mp_upload/images/Ts_Feb_2005.pdf)

5. Вестник МА № 28, (http://www.amnesty.org.ru/pages/vestnik28-3-rus)

6. http://www.khodorkovsky.ru/docs/1174__Obvinitel_noe_zaklyuchenie_Lebedeva.doc ; ст. 478

7. http://www.khodorkovsky.ru/trial/advocacy/petitions/1100.html

8. http://www.khodorkovsky.ru/docs/prigovor_16.05.2005.pdf

9. см. комментарии к 78 УК РФ : «сроки давности привлечения к уголовной ответственности применяются независимо от усмотрения органов предварительного расследования или суда, следовательно, истечение срока давности является обязательным основанием освобождения от уголовной ответственности» в Комментарий к УК РФ, изд. Норма, М., 2002, стр. 178.
 «это обязательный, безусловный вид освобождения от уголовной ответственности. По истечении установленных законом сроков государство теряет право на привлечение лица к уголовной ответственности» ( Комментарии к Уголовному кодексу РФ под общей редакцией председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М. Верховный Суд РФ, изд. Норма, М., 2004, стр. 183).

10. http://www.index.org.ru/nevol/2005-3/uis_n3.htm

 

 

 

 

Скачать и подписать письмо поддержки

Вернуться на главную